В СТРАНЕ ТРОЛЛЕЙ

Заметки о поездке на вязку Каббалы из Зоосферы к Оксамиту де Гранде Винко 08-10 апреля 2011 г.

  • Миша, Вы были в Норвегии? — голос Евгения Григорьевича Розенберга в телефонной трубке был бодрым и немножко таинственным.
  • Нет, — ответил я, еще не вполне проснувшись…
  • У Вас есть повод там побывать. Предлагаю в качестве жениха для Белочки Оксамита. — еще бодрее произнес Е.Г.

Это предложение окончательно развеяло остатки сна и вкачало в меня инъекцию энтузиазма. Мы с Беллой начали готовиться к поездке.

Списавшись с владельцем Оксамита Гленном Карлсеном, я стал хлопотать насчет визы. Оказалось, что посольство норвежского королевства вовсе не отличается доступностью и легкостью общения, присущих северным монархам. К примеру, норвежский король Улав Пятый по выходным брал лыжи, любимую собачку и отправлялся без всякой свиты и охраны на обычном метро покататься на трамплине Холменколлен. А вот получение визы в норвежском посольстве почему-то сопровождается некоторыми трудностями и формальностями. Но, к счастью, Норвегия входит в Шенген. Поэтому я обратился к своему другу владельцу Каспия Фариду и он здорово меня выручил – прислал из Франции приглашение и я оформил визу во Французском посольстве. Видимо, в свете последних заверений в любви и сотрудничестве между Саркози и Путиным, французы выдали мне мульти-визу сразу на год. Жаль, что зарплата не позволит использовать открывшиеся возможности на полную катушку, ну да ладно.
Неожиданно возникли проблемы и на работе. Кто-то из сотрудников заболел, кто-то ушел в отпуск и лишаться моей персоны в эти дни начальство не хотело.

  • — Ну что у тебя, скажи, вопрос жизни и смерти? — задал вопрос шеф-редактор, когда я с решительностью матроса Железняка ввалился к нему в кабинет.
  • — Ну, конечно! Я же говорил – каждый год мы с Каббалой весной ездим на вязку!

С обреченностью человека, случайно поссорившегося в баре с Колей Валуевым, редактор подписал мое заявление, а я помчался к компьютеру заказывать билеты на самолет.

За пару дней до отлета зачем-то набрел на страничку в ЖЖ Артема Драгунова, который якобы по ночам присоединяется к информационному полю Земли и видит прошлое и будущее. Утверждается, что парень предсказал войну в Ливии и всю жуть, случившуюся в Японии. Также он раскрыл секрет, за что был убит Кеннеди. Оказывается, убили его американские спецслужбы, так как президент собирался рассказать миру, что в 1947 году действительно у военной базы Рокуэлл разбилась летающая тарелка. Там же утверждалось, что в апреле совершенно не рекомендуется летать, так как всевозможные самолеты будут падать с ужасающей частотой и постоянством. Поскольку мне предстояло аж 4 перелета (пересадка в Берлине), шансы стать героем пророчества довольно существенно поднимались… В последнюю ночь перед полетом спал нервно, постоянно просыпался и утром чувствовал себя разбитым.

В «Домодедово», вопреки слухам, никакой очереди и давки на входе не было. Но действительно все вещи тщательно досматривались и пассажиров пропускали через рамку. Бокс для собаки через рамку не проходил, его досмотрели отдельно. Потом мы его обмотали скотчем, без этого бокс не берут на погрузку, а я отправился к ветеринару. Увидев у меня европейский ветеринарный паспорт, врач сказал, что в этом случае можно было бы не брать сертификат в ветстанции, и шлепнул штамп.. Также он предупредил, что для поездки в Норвегию обязательно надо иметь тест на антитела к бешенству. Хорошо, что еще в свое время при поездке в Швецию этот тест мы сделали.

Каббалу двое дюжих парней забрали на погрузку, а я прошел паспортный контроль, в этот раз совершенно без очередей, и уселся в ирландском баре. Вскоре объявили посадку, я занял свое место в хвосте самолета и после взлета достал ДВД и посмотрел вполне сносную российскую комедию «Выкрутасы» с Миллой Йовович, Хабенским и Ургантом. Так что время пролетело довольно быстро.

После посадки в Берлине мой багаж и бокс с Белой автоматически перегружали на другой рейс. Поэтому вышел я в город довольно быстро. Там меня уже встречала Алла Вейсгейм, хозяйка Вивьен из Зоосферы. Поскольку до следующего рейса еще было достаточно времени, мы направились скоротать время в китайский ресторанчик, где помимо беседы насладились роллами и креветками.

Вернувшись в аэропорт, я прошел в зал отлета, купил пару напитков в Дьютике, уселся на кресло, достал китайский IPad, включил Скайп, вызвал Димона и…. Тут я услышал, как кто-то выкрикивает мое имя с ужасным акцентом, поднял глаза и увидел, как в толпе пассажиров мечется работница аэропорта, постоянно голося: «Микаэль Верни! Микаэль Верни!». Я поднял руку, она немедленно подлетела ко мне и решительно предложила следовать за ней – необходимо проверить мой бокс, потому что собака, разыскивающая наркотики сделала на него стойку. Кто читал рассказы о моих предыдущих злоключениях, знают, что подобное уже происходило в Дюссельдорфе, но тогда меня вообще выволокли из самолета и рейс задержали. Так что врасплох это меня не застало. Чтобы не проходить повторный досмотр, у меня отобрали сумку с IPad и бутылки из дьютика и передали кому-то из работников за стойкой. А я налегке вышел из зоны отлета, далее меня провели в комнату досмотра багажа, где уже стоял бокс с Белой. Разрешили вывести собаку на улицу, что меня крайне обрадовало, потому что Бела смогла пописать и немного размяться. Никаких наркотиков в боксе не нашли, что нисколько меня не удивило, и разрешили вернуться в зал отлетов. Вернувшись к стойке, где были оставлены вещи, я обнаружил оживленную мизансцену: немецкие девушки, работницы аэропорта, сгрудились вокруг моего IPad и с большим любопытством вслушивались в мой Скайп. Я забыл его отключить и Димон продолжал орать в микрофон, не понимая, почему я упрямо храню молчание. Если девушки изучают русский язык, думаю, Димон успел их познакомить с богатым набором выражений, отсутствующих в учебниках.

В Осло прилетели с опозданием. По местному времени было 23:20. Вышел в гигантский зал получения багажа. Между бессчетным числом багажных лент разъезжали на самокатах служащие Гардемоена, помогая пассажирам. Возле одной из стен уже стоял мой бокс. Я погрузил бокс и вещи на тележку и отправился на выход. Однако на таможне меня задержали. Попросили предъявить документы на собаку. Долго их изучали и, наконец, объявили, что ничего в этом не понимают и надо ждать возвращения ветеринара, который из-за позднего времени уже отправился восвояси.

Вернулся в багажный зал, сообщил Гленну, который ждал меня на улице, что быстро не выйду. Познакомился с работницей аэропорта, она оказалась россиянкой, замужем за норвежцем. Пообещала помочь. Но ничего не добилась. Наконец, минут через 40, ветеринар явился, открыл клеточку, Бела его лизнула в лицо, он ее почесал и весело сказал, что можно идти. Я пулей вылетел в город в объятия Гленна.

Дорога из Гардемоена в Сандефьорд заняла более 2-х часов. По дороге обсуждали экспертов — кто как судит, обсуждали разных доберманов, питомники. Гленн рассказал, что в Норвегии были усыплены некоторые собаки из Восточной Европы, в том числе из России – они проявили агрессию либо к людям, либо к другим собакам. Также рассказал, что в Норвегии запрещено ездить с собакой в машине без клетки, за это можно угодить в тюрьму.

Так незаметно за разговорами мы подъехали к отелю Kong Carl. Было начало третьего ночи, а в Москве соответственно 04:15 утра. Глен оттащил мою сумку на ресепшн, а я пошел освобождать Беллу из клетки. Открыл бокс и понял, что поводок остался в сумке. Кричу Гленну: «Открой, пожалуйста, сумку и брось мне поводок». Он бросил поводок, я быстро выгулял Каббалу и тоже двинул в ресепшн. Там заметил, как менеджер отеля принюхивается к моей сумке. «С чего бы это?». Когда подошел ближе, то все прояснилось. Литрушечка водочки, которую я вез в подарок Гленну, была жестоко разбита, а все вещи изрядно пропитались алкоголем, из сумки бил сногсшибательный водочный дух. Однако, мне показалось, что менеджер воспринял сей факт без отвращения, скорее с понятным мне уважением.

Отель Kong Karl оказался очень приятным. Деревянное здание 1690 года с роскошным внутренним интерьером и просторными номерами. На завтрак подавали ананасы, арбуз, дыню, омлет, хамон, копченое мясо, салями, креветки, несколько видов сельди. Правда стоит это удовольствие более 100 евро в сутки за номер. Но Норвегия вообще дорогая страна. «Биг-мак» в Макдональдсе – 350 руб., если пересчитать на российскую валюту, пиво в баре – 10 евро, в магазине самое дешевое – 75 руб. Весь алкоголь продается только в специализированном государственном магазине «Винная монополия». Ночью можешь выпить только в ночном клубе, где на цены обращают внимание даже состоятельные покупатели.

Я погулял по окрестностям, сходил на морской берег, где были пришвартованы сотни лодок и катеров. Местные жители отправляются на них на морскую прогулку или на рыбалку. Гленн рассказал, что запросто можно поймать себе на ужин пару лососей. Рядом и причал, куда заходит большой паром, на котором можно отправиться в Швецию. А еще меня поразила погода и солнце. Один известный норвежский писатель сказал: «В поисках света идите на север». И действительно, солнце здесь белого цвета, очень яркое, оно висит фактически над горизонтом и просто ослепляет. А погода летняя. Днем запросто можно ходить в одной майке. Вот тебе и север.

После фьордов поснимал местную кирху и баптистскую церковь, виды центра города, цветочную лавочку. Ну а потом за мной заехал Гленн и мы повезли Каббалу на свидание с Оксамитом.

До этого Оксамита я видел только на фотографиях. Ожидания мои он оправдал полностью. Статный, крепкий, с отличной экспрессией, очень внимательный и активный в работе и совершенно спокойный в быту. Как только ему предлагают игру или дрессировку – он с большим желанием и азартом включается, как только ему говорят, что занятия закончились, Оксамит отправляется на свое место и не пристает ни к хозяевам, ни к гостям, не скулит и ничего не просит. Мы также пофотографировались, нам помогала очаровательная супруга Гленна Мириам.

Через некоторое время после вязки Гленн протестировал и Каббалу. Сымитировал нападение на нее из укрытии, вооружившись стеком, а потом предложил ей держать апорт и провоцировал Белу его отпустить, кидая ей мячик. Бела и в укрытии проявила свои защитные качества, и апорт не бросила. Гленн остался очень доволен, и сказал, что подумывает в этом случае взять щенка от нашей комбинации.

После всех дел Гленн повел меня в какой-то дорогущий ресторан есть мясо кита. Это настоящий деликатес и если раньше в Норвегии китовый промысел был очень распространен (в Сандефьорде есть даже музей, посвященный китобоям), то сейчас добыча кита очень ограничена и подобные блюда подают только в специальных ресторанах.

Китовое мясо оказалось очень вкусным, чем-то напоминало тунца, а по консистенции нежную телятину. Также Гленн взял для меня всю линейку норвежских алкогольных напитков. В основном это был Акавит (Aquavit) – национальный норвежский напиток из картофельного спирта, настоянного на тмине, кориандре, корице, анисе, зверобое и др. специях. Особенно мне понравился сорт Aquavit Linie. Слово «линия» в данном случае означает экватор. По легенде, этот напиток получился в старинные времена, когда однажды дубовые бочки с акавитом повезли в южное полушарие, а потом вернули обратно. В результате бочки два раза пересекли экватор и напиток приобрел очень насыщенный и особый вкус.

После морского ресторана мы переместились в греческую таверну, где собрались многочисленные родственники Гленна. Он меня со всеми перезнакомил и мы досиделись до глубокой ночи.

На обратном пути Гленн повез меня в Осло. Немного прогулялись по самому центру города, посмотрели квартал красных фонарей, где, как говорят, царствуют девушки из России, Украины и прибалтийских стран, посмотрели ратушу, здание правительства, выпили пива на центральной площади и поехали в аэропорт. По дороге я рассказал Гленну, что каждый раз, когда куда-нибудь еду, у меня приключения – не могу нормально улететь. В Париже, когда я вязал Каббалу с Каспием, была такая жуткая пробка, что мы опоздали на рейс. Гленн смеялся, веселился, а потом, смотрю, его смех становится все более натянутым. И я вдруг осознал, что мы уже довольно продолжительное время еле-еле тащимся. Взглянул на дорогу – а там длинная-длинная вереница уныло плетущихся машин. Гленн включил радио. Там на чисто норвежском языке что-то сообщали, причем с довольно тревожной интонацией. Гленн повернулся ко мне и тоже с нескрываемой тревогой на лице сообщил: «Мне кажется, с тобой это произойдет снова». Я хихикнул. Это просто какой-то День сурка! Я даже написал об этом SMS Наташе Романовой. К счастью, пробка внезапно рассосалась, последние километры мы уже ехали с приличной скоростью и в аэропорт я прибыл вовремя.

В Москву вернулся в 2 часа ночи. С одной стороны тяжело. А с другой – в «Домодедово» не было очередей на паспортном контроле! Раз — и все! И даже такси нашел быстро, правда, за 2,5 тыс., но все же аэропорт, ночь, огромный бокс. Терпимо. В целом поездка была очень увлекательная, насыщенная, познавательная и впервые без особых приключений.